Театрально-музыкальная композиция «Дети войны»

Сценарий театрально-музыкальной композиции «Дети войны», посвящённой Дню Великой Победы (по мотивам повести Валентина Катаева «Сын полка»)

Ход мероприятия 

Фоном звучит музыка. Ребята 2А класса выходят на сцену, сначала произносят вступительные слова, затем поют песню из кинофильма «Офицеры» «От героев былых времён»

Звучит песня «От героев былых времён» в исполнении ребят 2А класса.

На сцену по одному выходят участники спектакля. На фоне «Лунной сонаты» Л. Бетховена читают стихи.

Илья.  Была земля и жёсткой, и метельной,

Была судьба у всех людей одна.

У нас и детства не было отдельно,

А были вместе – детство и война.

Ариша. А мы не стали памяти перечить

И, вспомнив дни далёкие, когда

Упала нам на слабенькие плечи

Огромная, не детская беда.

Дарина. Юные безусые герои,
Юными остались вы вовек.
Перед вашим вдруг ожившим строем
Мы стоим, не поднимая век.

Алёна. Боль и гнев сейчас тому причиной.
Благодарность вечная вам всем,
Маленькие стойкие мужчины,
Девочки, достойные поэм.

Звучит песня из к/ф «Офицеры» «От героев былых времен».  Ребята перестраиваются на сцене в определённом порядке.                                                                                                                   

1 сюжет «БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА».

1 чтец. Разве для смерти рождаются дети, Родина?

2 чтец. Разве хотела ты нашей смерти, Родина?

3 чтец. Пламя ударило в небо, ты помнишь, Родина?

4 чтец. Тихо сказала: «Вставайте на помощь», — Родина.

5 чтец. Ленинградские дети… Они вместе со взрослыми несли все тяготы 900-дневной блокады.

6 чтец. Самой заветной мечтой для них был настоящий ржаной хлеб, которого можно было бы поесть вволю. А вместо этого – смерть от голода самых родных и близких.

7 чтец. Об этом свидетельствуют записи одиннадцатилетней ленинградской девочки Тани Савичевой: «Женя умерла 28 декабря в 12 часов 30 минут утра 1941 года. Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года. Лёка умер 17 марта в 6 часов утра 1942 года. Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи 1942 года. Мама- 13 мая в 7 часов 30 минут утра 1942 года…Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня». Таня не дожила до победы. Она была эвакуирована из блокадного Ленинграда, но умерла от истощения.

Две девочки выходят на авансцену, изображают бабушку и внучку. Обе закутаны в шарфы и платки.

Девочка. Когда у нас закончились дрова, я по дворам потихонечку собирала щепки и дощечки. И хотя мама мне не разрешала, потому что в этих домах были крысы – как огромные кошки, они жутко кричали, я всё-таки ходила за щепочками: иногда найдешь дощечку, а сил нет, поэтому прицепишь её за веревку, которую я всегда носила с собой, и тащишь по снегу. Сначала мы все спускались в бомбоубежище, а потом перестали ходить туда. И бабушка, которая обладала большим чувством юмора, говорила…

Бабушка. Танечка, у нас есть полкусочка хлеба, давай его съедим, чтобы фрицам не досталось. А то, если они разбомбят нас вечером – мы умрём голодные.

Бабушка гладит девочку по голове. Садятся, разламывают хлеб, отщипывают от него. Девочка прижимается к бабушке. Берет свой кусочек в ладошку, глядя на него, делает шаг вперед.

Девочка. И мы съедали маленькую корочку и радовались, что фрицам не достанется этот наш кусочек хлеба (закрывая ладошку с хлебом и прижимая к груди).

Все уходят за кулисы, на сцене остаются двое чтецов.

Чтец 1. Мальчикам, играющим в войну,

Я в больших ладонях протяну

Два десятка взятых наугад

Оловянных маленьких солдат.

Чтец 2. Ты смотри внимательней, дружок, –

Тот без рук, а этот вот без ног.

Третий черный, зубы лишь как мел,

Видно, в танке заживо сгорел.

Чтец 1. На четвёртом – ордена как щит,

Он в Берлине в мае был убит.

А вот этот на густой заре

В сорок третьем утонул в Днепре.

Чтец 2. У шестого на глазах слеза –

Сорок лет как вышибло глаза.

Горсть солдат ребятам протяну –

Не играйте, мальчики, в войну.

Чтецы удаляются за кулисы. Звучит песня «Дети войны» (исполняют Пимонова Алёна и Бонева Дарина с группой ребят из начальной школы). После исполнения песни на сцену вновь выходит группа ребят для продолжения военной композиции.

1 чтец. Вместо супа – бурда из столярного клея,

Вместо чая – заварка сосновой хвои.

Это б всё ничего, только руки немеют,

Только ноги становятся вдруг не твои.

2 чтец. Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,

И глухие удары пойдут невпопад.

Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.

Не смолкай! Ведь на наших сердцах – Ленинград.

3 чтец. Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь: город клянется, что враг не пройдет…

…Сотый день догорал. Как потом оказалось,

Впереди оставалось еще восемьсот.

Далее ребята говорят по одной строчке:  

— Отчего это воздух тревогой объят?

— Отчего вдруг замолкли все птицы?

— Отчего так испуганы лица?

— На Отчизну обрушился вражеский смрад!!!

— Шли на фронт от мала до велика!

—  Шли вчерашние школьники, почти такие же мальчишки и девчонки, как мы!..

— Многие мальчишки бежали на фронт, участвовали в боях. Их называли сыновьями полков.

— Юные герои вместе с воинами Красной Армии встали на борьбу с врагом.

— Сыны полка боролись за победу с оружием в руках.

Под мелодию песни «Журавли» чтецы по очереди медленно покидают сцену.

 2 сюжет «СЫН ПОЛКА» (по мотивам повести Валентина Катаева).

Звучит минус песни «Журавли». На сцене сидит капитан Енакиев, ведя диалог с лейтенантом Седых.

Енакиев. Вопросы есть?

Лейтенант Седых. Никак нет!

Енакиев. Действуйте!

Лейтенант Седых. Слушаюсь! (Возвращается.) Товарищ капитан, разрешите доложить. Совсем из головы выскочило. Как прикажите поступить с мальчиком?

Енакиев. С каким мальчиком? (нахмурился, потом вспомнил) Ах, да!

Так что же у вас там с мальчиком? Где он находится?

Лейтенант Седых. Пока у меня, при взводе управления. У разведчиков.

Енакиев.  Очухался малый?

Лейтенант Седых. Вроде ничего.

Енакиев. Что же он рассказывает?

Лейтенант Седых. Много чего говорит. Да сержант Егоров лучше знает

Енакиев. Давайте сюда Егорова!

Лейтенант Седых. Сержант Егоров!  (уходит)

Егоров (в плащ-палатке, шлем покрыт ветками). Здесь! Здравия желаю, товарищ капитан!

Енакиев. Что там с вашим мальчиком? Рассказывайте!

Егоров. Дело известное, товарищ капитан! Отец на фронте погиб в первые дни войны. Деревню заняли немцы. Мать не хотела отдавать корову – мать убили. Бабка и маленькая сестрёнка померли с голоду, остался один. Потом деревню спалили. Пошёл с сумкой собирать куски. Два года, почитай, бродит. Всё хотел фронт перейти, да фронт тогда далеко был. Совсем одичал, зарос волосами. Злой стал. Настоящий волчонок. Постоянно с собой в сумке отточенный гвоздь таскал. Хотел им какого-нибудь фрица убить. А ещё в сумке у него мы букварь нашли.

Енакиев (удивлённо). Букварь? А зачем ему букварь?

Егоров. Говорит, чтобы грамоте не разучиться. Что вы на это скажите?

Енакиев. Да… Забавный мальчонка… Сколько ему лет?

Егоров. Говорит 12, тринадцатый. Хотя на вид лет 10, не больше. Отощал, одни кожа да кости.

Енакиев (задумчиво). Смышлёный… а как звать-то его?

Егоров. Ваня.

Енакиев. Просто – Ваня?

Егоров.  Просто Ваня. И фамилия у него подходящая – Ваня Солнцев.

Енакиев (подумав). Ну, так вот что. Надо отправить его в тыл.

Егоров. Как в тыл?.. Жалко же, товарищ капитан.

Енакиев (строго). То есть как это жалко?

Егоров. Куда ж он денется в тылу? У него там никого нет. Круглый сирота. Пропадёт.

Палатка разведчиков, у входа свежие еловые ветки. На пеньках сидят герои. На перевёрнутом ведре – жестяные кружки. Ваня ест из котелка, на него с умилением и любовью смотрят Биденко и Горбунов. Биденко мастерит бумажного журавлика

Ваня (быстро съев кашу, встаёт, кланяется разведчикам). Премного благодарны. Много вами доволен.

Горбунов. Может, ещё хочешь?

Ваня. Нет, спасибо, сыт.

Горбунов. А то мы ещё один котелок можем положить. Для нас это ничего не стоит. А, пастушок?

Ваня. В меня не лезет уже.

Биденко. Ну, воля твоя. У нас такое правило: мы никого насильно не заставляем. На вот, держи журавлика.

Ваня. Ой, дяденька, как настоящий!

Горбунов. А ты их видел, настоящих-то?

Ваня. А то как же! Я люблю на них смотреть. Летят, курлыкают, будто песню поют.

Биденко (задумавшись). А, может, и поют.

Ваня. О чём, дяденька?

Биденко. Да обо всём, что видели. О людях хороших…

Ваня. А может, это вовсе и не журавли…

Горбунов. Кто же тогда?

Ваня. Может, хорошие люди не умирают вовсе, а в журавлей превращаются.

Горбунов. Э-э, куда тебя занесло! Выдумал тоже!

Биденко (встаёт, подходит). А что, может быть. Ведь у кого душа светлая, тот и после смерти жить продолжает…В нашей памяти.

Ваня грустнеет, отворачивается, пряча слёзы.

Горбунов (обращаясь к Биденко). Да что ты всё о грустном? Мальчонка и так горя хлебнул.

Ваня. А в разведку меня, дяденька, брать будете?

Биденко. Будем! И сделаем из тебя знаменитого разведчика!

Ваня (оживляясь). Я, дяденька, маленький!  Я всюду пролезу! Я здесь вокруг каждый кустик знаю!

Биденко. Это-то и дорого.

Ваня. А стрелять меня научишь?

Биденко. Отчего ж! Придёт время – и стрелять научим.

Ваня. Мне бы только один разок пальнуть…

Биденко. Стрельнёшь. Не бойся. За этим дело не станет…

Герои отходят на задний план, а на сцену выходят чтецы (под мелодию «Журавли).

Чтец 1. Так начались у Вани Солнцева фронтовые будни.

Чтец 2. Многое пришлось ему пережить, даже в плену побывал…

Чтец 3. Но он действительно был прирождённым разведчиком. Геройски держался.

На экране прокручивается эпизод допроса Вани Солнцева из художественного фильма «Сын полка», после его показа ребята-чтецы продолжают повествовать.

Девочка. Ване Солнцеву повезло: его освободили разведчики батареи Н-ского артполка, он остался жить и впоследствии поступил в Суворовское училище.

Мальчик. Но многие ребята, такие же, как Ваня, принимали мученическую смерть во вражеских застенках. Вспомним их имена…

Звучит мелодия «Аве Мария» Ф. Шуберта. На экране появляются фотографии названных пионеров-героев.

Девочка. Лара Михеенко, 14 лет, – расстреляна за помощь партизанам.

Мальчик. Лёня Голиков в 14 лет стал героем Советского Союза, принимал участие в 27 партизанских боях, погиб смертью храбрых в неравном бою.

Девочка. Зина Портнова была выдана предателем, на допросе неожиданно выбила пистолет из рук начальника гестапо и застрелила его, после месяца пыток была расстреляна.

Мальчик. Марат Казей во время неравного боя был окружён гитлеровцами, взорвал гранатой себя и их…

Девочка. Витя Коробков – разведчик партизанского отряда, талантливый художник, был выдан предателем и расстрелян в застенках гестапо, не выдав своих товарищей…

Мальчик. Валя Котик – бесстрашный партизан и разведчик, погиб при защите склада боеприпасов, ему было 14 лет…

Минута молчания, во время которой стучит только метроном.

Мальчик. С начала войны для детей-сирот, юных патриотов, вставших в ряды защитников Отечества, были созданы специальные военные училища. С 1943 года курсантские школы, а затем суворовские и нахимовские училища.

На сцену выходят Биденко и Енакиев.

Биденко. После случившегося капитан Енакиев Ваню Солнцева забрал к себе.

Егоров (подходит). Енакиев правильно поступил. Рано, говорит, ему в разведку ходить.  Но воинскому делу обучал его обучал серьёзно: даже в орудийный расчёт определил.

Биденко. Потом я отвёз его в Суворовское училище…

Фоном звучит мелодия песни «Журавли». В центр сцены выходит Ваня в военной форме.

Ваня. Была осень, и журавли летели на юг. Я ещё долго-долго смотрел на них с помутневшими от слёз глазами…

На экране – полёт журавлей. Ваня со слезами на глазах смотрит на них, медленно удаляясь со сцены. Далее на сцену выходят гимнастки.                                                                                                                                Выступление гимнастического номера «Журавли».

 

Делитесь творчеством с друзьями в соцсетях!

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.